статья

Волшебная сила доверия: с чего начинаются здоровые отношения

Тема доверия непростая. С одной стороны, она тонкая и непредсказуемая, как погода в межсезонье, с другой – четкая, конкретная, аналитическая, потому что доверие строится по вполне определённым правилам.

Ниже мы поговорим о доверии между взрослыми и детьми, но с учётом того, что это своеобразный лингвистический парадокс, потому как доверие взрослых друг другу и окружающему миру зиждется на тех же принципах.
Автор статьи Ева Миронова

Что такое доверие

Определимся с тем, что такое доверие и откуда берется НЕдоверие.

Отталкиваясь от общего словарного определения, под доверием понимают открытые взаимоотношения между людьми, их уверенность в порядочности друг друга, готовность безусловно следовать опыту другого человека.

Доверие, как правило, основано на убежденности каждого доверяющего в том, что его личные интересы будут учтены тем, кому он доверяет. В общем говоря, так сложилось, что безоговорочно доверять мы можем только тому, кто учитывает наши интересы и имеет представление о личных границах. И, при хороших обстоятельствах, в ответ мы готовы поступать также.

Откуда же берется детско-родительское недоверие?

Изучая тему доверия, в сети мы можем наткнуться на тексты, описывающие «десять способов завоевать доверие детей». В целом, как правило, авторы рассматривают этот вопрос с конца – почему дети не доверяют родителям – и дают «простые руководства» о том, как взрослые всё быстро могут исправить.

Мы предлагаем сначала уделить внимание родительскому недоверию. Ведь ребёнок, рождаясь, ещё не имеет представления о нём. С доверием его знакомят родители и окружающий мир. Грубо говоря, ответственность за эмоциональное информационное поле, в основном, на родителях.

«Ребенок не рождается со встроенной опцией доверия к миру и близким, оно формируется на основе того, как его в этом мире принимают. Именно от поведения заботящегося взрослого будет зависеть способность ребенка доверять миру в целом», - говорит психолог, кандидат педагогических наук, мама двоих сыновей Елена Филь.
И вот здесь как раз есть подвох, из-за которого взрослые превращаются в тиранов для своих детей.

Кто должен быть сознательным

Представьте, что в семье рождается ребёнок. Это сделать нетрудно, так обычно и происходит. Молодые родители рады, но немного растеряны, поскольку никто не учит быть родителем ни в школе, ни в университете. Но зато окружающие – от участковых педиатров до бабушек-тётушек – регулярно запугивают «убиением младенца», ведь «не-дай-Боже-что-случится».

Родители мало того, что в бесконечном недосыпе и усталости, так ещё и в страхе «стратить» в уходе и обращении с малышом, быть недостойными, сделать что-то не так. Тем более что вокруг столько настоящих экспертов, которые точно знают, что нужно именно вашей семье.
«Нормальные родители забьют на диванных экспертов, и погрузятся в полезную литературу, а также прислушаются к себе», - скажете вы и будете правы. Но. Общий фон и бремя взрослой ответственности, а также боязнь ошибиться (потому что любая ошибка может быть фатальной) давят и на самых «нормальных» родителей.

В ситуации отсутствия физического ресурса и внешнего давления у родителей (особенно мам) нередко включается гиперконтроль и гиперопека по отношению к ребёнку.

«Формирование доверия в отношениях с ребёнком по сути происходит на тех же принципах, на который мы строим и свои взрослые доверительные отношения.
Прежде всего нужно помнить, что доверие формируется только в обстановке безопасности и надежности. В детско-родительских отношениях именно родитель – источник этой безопасности и надежности.

Надёжная безопасная привязанность формируется с самого рождения, когда родитель чувствителен и внимателен к потребностям ребёнка, последователен и предсказуем в своих реакциях, всегда находится на стороне ребёнка. В этом случае ребёнок вырастает с осознанием своей значимости и независимости, с уверенностью в своих силах и выстроенными личностными границами, которые позволяют качественно взаимодействовать с окружающими», - комментирует Елена Филь.
Нередко родителей накрывает когнитивный диссонанс по поводу того, что ребёнок не может нести за взрослого ответственность такую же, как взрослый за него. Что как будто бы даёт взрослому право смотреть свысока и всё решать: «Я взрослый – я лучше знаю, я отвечаю, у меня больше опыта и вообще начальник всегда прав». Но вспомните отношения с начальником. Можно ли такие отношения назвать тёплыми-дружескими?

«Если говорить о детях предподросткового и подросткового возраста, важнейшей целью которых является выстраивание доверительных отношений в среде сверстников, то сохранение близкого контакта – это приоритетная задача родителей. И хотя обычно подростки открыто демонстрируют свою самостоятельность и независимость от мнения взрослых, все же поддержка и доверие родителей является для них очень значимым.

Практически это выглядит так: родитель, не навязываясь, дает понять, что он готов к контакту, готов поддержать и помочь в случае необходимости.

В целом доверие в отношениях с ребёнком существенно зависит от того, как мы – взрослые – способны «работать» со своими страхами и установками. Насколько мы научились видеть потребности и возможности ребёнка в реальной жизни, а не через призму некой принятой обществом системы правил, запретов и ограничений», - отмечает психолог.

Тяжкое бремя контроля: реальная опасность или заблуждение

Родительское недоверие условно можно разделить на два вида:
- базирующееся на эгоизме/заблуждении;
- базирующееся на страхе и предыдущем негативном опыте.

Согласитесь, большая часть родительского контроля направлена на то, чтобы сделать ребёнка удобным – соответствующим стандартам социума. И это нужно понимать.

Но всё же есть и адекватная часть, включающаяся во время опасных ситуаций. Например, родитель не оставит 3-летнего ребёнка одного на обочине оживлённой проезжей части не потому, что не доверяет, а потому что ребёнок этого возраста ещё недостаточно ориентируется в пространстве и не знает правил.

Отличить истинную защиту от родительского прессинга бывает непросто, но нет ничего невозможного, если мы – взрослые – будем честны сами с собой. Так что перед тем, как включить контроль, крайне важно задать себе вопросы: «Зачем я это делаю? Для чего? Есть ли реальная угроза жизни моего ребёнка? Или мне просто сейчас так удобно?».

Преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы и демократической школы «Майбутні», кандидат биологических наук Петр Черноморец говорит, что в теме доверия часто многое упирается в личные границы.

«Для меня как для взрослого первый шаг понять, знаю ли я свои границы, а также границы ребёнка. Понимая границы, я понимаю, что ребёнок – это другой человек, который имеет тотально свою собственную свободу и собственное право распоряжаться своей жизнью. Именно в этот момент большинство ситуаций, которые касаются недоверия, отпадают.

Почему они отпадают? Потому что, если строго проанализировать, откуда берётся недоверие взрослых, то мы поймём, что большинство взрослых вообще не рассматривают ребёнка как отдельную независимую личность, то есть де-факто вторгаются в границы ребёнка. Если мы эти границы отстроим адекватно, то большинство вопросов, связанных с недоверием, отпадёт.

Таким образом, доверие выглядит примерно так: «Я осознаю, что ты живёшь свою жизнь, я не лезу в твою жизнь, но если тебе нужно, я могу предложить тебе свой опыт, свои мысли и знания, могу тебя научить, чему ты захочешь», - считает преподаватель школы «Майбутні».

История родительских страхов и личные границы

Чтобы хоть как-то оправдать контроль родителей, исходящий из страхов, давайте объективно посмотрим на мир, в котором мы живём, и на то, со сколькими вызовами в течение одного дня приходится сталкиваться взрослому, одна из функций которого – защищать потомство.

На взрослых давят: базовые детские установки и страхи (к сожалению, нередко своим детям мы транслируем то, что вложили в нас в детстве родители, и не можем вырваться их этого «наследственного» круга); объективные опасности – погоды/природы, социального устройства; недоверие миру, государству; стрессы на работе, где взрослый нередко приходится принимать ответственные решения.

«На доверие взрослого к ребёнку очень сильно может влиять страх. У нас есть потребность заботиться о своих детях, соответственно, нам может быть страшно. Но страх – это отражение наших потребностей. И здесь опять-таки стоит вернуться к исходному тезису о личных границах: «будуще моего ребёнка – это не моё будущее».

Другой момент относительно границ. Есть вещи, которые маленький ребёнок не может в силу своего возраста. Так вот, понимая, что ребёнок маленький и каких-то вещей не может чисто физически, каких-то психически, какие-то вещи для него недоступны социально, нужно сосредоточиться на том, что это те самые контексты, в которых мы у ребёнка забираем частички свободы, но при этом ребёнок по-настоящему доверяет нам и нашей экспертизе. И эта частичка доверия формируется в двух контекстах: ребёнок уверен, что я делаю это для него и хочу ему добра, ребёнок уверен в том, что я знаю, что делаю – я разбираюсь. И вот в этом очень часто родители делают ошибки, потому что вводят тупые ограничения, и дети сразу сидят, что они нерабочие. Соответственно ребёнок думает, что взрослый или хочет его обмануть или просто сам не понимает, как всё устроено», - говорит Пётр Черноморец.
В данном контексте важно ещё и количество ограничений, потому как если их много, то их просто невозможно выдержать. И доверию приходит конец.

Отметим, что далеко не всегда качество и количество компетенций равны возрасту человека. Потому, говоря о доверии между родителем и ребёнком, мы подчёркиваем что это доверие ничем не отличается от доверительных отношений между друзьями, например.   

«Возвращаясь к теме доверия, границ и страхов, стоит понимать, что большая часть наших страхов, находясь на территории ребёнка, всё же является нашими страхами. И по этому поводу самому взрослому лучше разобраться в психотерапии: «Почему мне страшно за какие-то события в жизни ребёнка, если я понимаю, что это его жизнь и вообще не должен туда лезть?», - заключает преподаватель школы «Майбутні».
Вопреки страхам, родителю, заинтересованному в доверительных отношениях с ребёнком, придётся смириться с мыслью о том, что, да, ребёнок не может нести за Вас ответственность, но Вам придётся принять его право на свободу.

Артём Фёдоров – эксперт и практик по созданию образовательных технологий для детей и взрослых – убеждён, что даже потеряв доверие своих детей, родитель может его вернуть, правильно выстроив отношения. Здесь нет безнадёги и необратимых процессов.

 «Доверие ребёнку – это то же, что и доверие взрослому. Оно и формируется также и дальше движется также. Чтобы у ребёнка оставалось доверие к взрослому, взрослый должен ребёнку доверять, как взрослому. Если Вы сами не доверяете своему ребёнку, то и его доверие будет разрушаться. Но потеря доверяя, хоть и печальна, это не необратимый процесс. Начните снова доверять своим детям и их доверие тоже возродится. По моим ощущениям, сейчас более независимые и прогрессивные родители. Они больше информированы и готовы к экспериментам, потому и доверия между родителями и детьми больше», - говорит сооснователь среды образовательных возможностей и свободной школы «СОВУМ» Артём Фёдоров.       
Доверительные отношения, как и многие другие, – это двухстороннее движение. Ребёнок не сможет сохранить доверие взрослому, если взрослый не будет доверять ребёнку. Но дорожку к доверию, всё-таки, должны проложить родители.
Давайте делиться!
Если вам понравилась статья, не забудьте рассказать о ней в соцсетях.
Теги

Похожие материалы