статья

От стимуляции к мотивации
Если вы политик, педагог или родитель, вам должно быть хорошо знакомо выражение «метод
кнута и пряника». Его используют обычно взрослые по отношению к детям, начальство в
отношении своих подчинённых, видные деятели через масс-медиа в отношении своих сограждан.
Если упрощённо, то это негативный и позитивный способ воздействия, стимулирующий что-то
сделать или не сделать.
В английском языке аналог звучит как «carrot and stick» (морковка и палка). Догадываетесь, на каком упрямом животном изначально применяли этот метод?

Если вы родитель, то вам, возможно, приходилось слышать, сидя в очереди в поликлинике или гуляя на детской площадке:
– Как ты его заставляешь домашку делать?
– Кнутом и пряником, а как ещё.
Или:
– Я пыталась давать ему десять рублей за каждое мытьё посуды, но не очень помогает. А вот лишение прогулки куда эффективнее.
– Ну да, кнут работает лучше пряника!

Наверняка вы можете вспомнить, как в вашей жизни подобным образом разные люди старались воздействовать на вас. До определённой степени этот метод и правда работает. Почему до определённой?

Представьте, что вам начальник предлагает поработать сверхурочно. Что может вас мотивировать согласиться? Например, вам скажут, что если вы откажетесь, то не ждите прибавки к зарплате. Кнут, словом. Или могут пообещать, что доплатят вам, как полагается. Это пряник. Один раз сработает, другой... Но если вас будут оставлять каждые выходные, вы рано или поздно взбунтуетесь: «А нужна ли мне такая работа?» И желание делать хорошо в таких условиях отчего-то пропадает…
То же с ребёнком. Если в первое время он ещё готов ломать голову над задачей с процентами ради шоколадки или во избежание её лишения, то со временем он, осознанно или нет, задастся вопросом: «А стоит ли оно того?» Взрослым приходится придумывать другие «кнуты» и «пряники» либо повышать ставки. А ещё без конца контролировать, чтобы не отвлекался.

Кандидат психологических наук Марина Битянова довольно много времени посвятила изучению мотивации детей и в своё время написала статью для педагогов «Волшебные кнопки». Вот её цитата про нежелание детей учиться:

«Заставить хотеть» трудно, неприятно обеим сторонам, но в принципе возможно. Метод
«кнута и пряника», социальное давление, поддержка мощного социального «надо» в сознании ученика — все это методы старые, проверенные, в том числе в российской педагогике. На этом пути главное — неусыпный и постоянный контроль. Как только он ослабеет, хотение вновь исчезнет.

Две разных мотивации

В психологии действия «с морковкой и палкой» называют внешней мотивацией. «Это поведение, которое мотивируется наградами и/или наказаниями, применяемыми извне. Обычно вопрос о внутренней удовлетворенности или неудовлетворенности считается вторичным», – поясняет Оксфордский толковый словарь по психологии.

Возможно, её неустойчивость объясняется как раз тем, что тому, кто бьёт кнутом или манит пряником, неважно, чего объект хочет на самом деле. В таком случае логично предположить: значит, есть противоположный процесс, в котором внутренняя удовлетворённость стоит на первом месте.

Да, есть, и это, конечно же, внутренняя мотивация. По определению того же словаря, она «зависит от факторов, являющихся внутренними по своему происхождению. Обычно исходит из чувства удовлетворения и завершенности, а не из внешних поощрений».

Внутренняя мотивация – это когда вам самим это зачем-то надо. Например, вам нужно заработать какую-то сумму в короткий срок любыми способами. Или прокачать свои навыки по-максимуму. Тогда предложение начальника работать по выходным покажется вам шансом, а не
принуждением. И ваша производительность возрастёт.

Перенося этот пример на ребёнка, впору вспомнить, как описывает этот процесс Юлия Гиппенрейтер, советский и российский психолог, в своей книге «Как учиться с интересом»:

«На языке научной психологии это называется рождением стойкого внутреннего мотива. Особенность такого мотива в том, что он оказывается источником большой энергии. При таком мотиве трудности и испытания не могут «отравить» предмет увлечения: он слишком значителен и важен».
Ситуации, когда внутренний мотив проявляется, наверняка тоже были в вашей жизни. Ребёнка можно сколь угодно заставлять сделать уроки, но качество выполнения и польза для себя раскроются в большей степени тогда, когда ему по какой-то причине самому надо их сделать. И он будет сидеть до последнего, несмотря на прогулки и телефон.

Такая мотивация чаще просыпается в более старшем возрасте. Доктор психологических наук Евгений Ильин в своей статье «Мотивация и мотивы» в разделе про старший школьный возраст пишет:

«По мере развития личности ребенка появляются новые психологические образо­вания,
которые усложняют как процесс мотивации, так и структуру мотива, рас­ширяя состав
образующих мотив компонентов; это приводит к более обоснован­ному принятию решений и
формированию намерений».
Выходит, что этот самый мотив зреет с возрастом, и нам как родителям важно решить: хотим ли мы продолжать стимулировать уже не маленького ребёнка морковкой и палкой до старости (не важно чьей) или же позволим появиться и развиться его внутреннему и более устойчивому мотиву.

Игра или интерес?

Есть ещё один процесс, который довольно сильно влияет на мотивацию – это игра. Маленький ребёнок играет часами, его не надо стимулировать. Школьник зависает а Майнкрафте и с азартом гоняет мяч или шайбу по полю. Взрослый как будто учится, а на самом деле играет на своих взрослых тренингах —да и в клубах настольных игр нередко встретишь родителей, увлечённых не меньше своих детей.
Игра говорит о том, что интересен сам процесс. И если привнести игру в любое скучное действие, то может родиться желание его сделать. Недаром детские психологи советуют не заставлять ребёнка убирать игрушки, а поиграть с ним: например, что игрушки хотят домой или прячутся в ящик наперегонки.

В современном мире научились извлекать пользу из любви к игре: внедрение игровых форм в неигровой контекст назвали геймификацией и стали применять эти методы в бизнесе, в маркетинге, в обучении.
Школа – благодатная почва для использования игрового подхода. Он позволяет повысить включённость школьников в процесс обучения, даже если у них нет на то внутренней мотивации или никто их не заставляет. Они будут учиться просто потому, что это прикольно.

Однако применение игры для достижения своих целей очень сильно напоминает манипуляцию, даже если ребёнок включился в процесс по своей воле. Ведь стоит только перестать создавать игровой контекст, мотивация пропадает.

Другое дело, если мы обратим внимание на природное стремление играть у детей и делать то, что им интересно. Это более тонкий процесс, заметить его можно, только если включить наблюдение.

«Дети рождаются исследователями», – говорил в своём интервью Лорис Малагуцци, итальянский педагог и психолог.

Хотя если упомянуть Италию, то на ум приходит более известное имя, носитель которого совершила революцию в педагогике – это Мария Монтессори. Она как раз говорила о том, как важно наблюдать за ребёнком и идти за его природной любознательностью.

«Дать стимул к пробуждению жизни, а затем предоставить ей возможность свободно развиваться – в этом и состоит первоочередная задача учителя».

Легче убить

Детскую мотивацию довольно легко убить. Особенно если она только пробуждается.

Стоит лишь вспомнить про крайне любимое взрослыми слово НАДО. Его употребляют обычно по поводу и без, так что мы легко и просто становимся убийцами живого ребячьего желания что-то делать.

Мой сын-шестилетка посещал субботнюю группу в детском центре. Там среди прочих занятий была подготовка к школе. Он с удовольствием ходил туда, пока однажды не заявил, что больше не хочет. Мы долго пытали его, в чём дело. Оказывается, сами занятия интересные, но вот домашку, которую ему дают на подготовке к школе, он делать не любит, что даже готов отказаться от всего.
Мы с мужем долго думали над этой ситуацией. С одной стороны, ребёнок готовится идти в школу, ему НАДО бы знать, что в школе ему будут задавать уроки на дом, и никуда от этого не денешься. С другой стороны, он с таким увлечением рассказывал о той же подготовке, так стремился туда. Как-то даже неловко брать и обрубать ему крылья. Ведь если мы его заставим, он уже не будет туда лететь. Это не будет его выбором, его желанием. Потому что НАДО.

В итоге мы поговорили с учителем, она согласилась не задавать сыну домашнее задание. И всё! Он снова бежит туда заниматься, снова ему нравится. Снова мотивация на высоте. И я вздохнула с облегчением, поскольку, честно говоря, мотивация для меня – святое. Будет она, будет и всё остальное.
Со временем, когда ребёнок взрослеет, и для него становится не просто интересно играть в шахматы, а, например, важно развивать мозг, то и устойчивость мотивации повышается. Внутренней, конечно.

Разбудить или сохранить мотивацию

Когда я работаю с профессиональным самоопределением у подростков, то часто слышу от родителей, что их ребёнок ничего не хочет. В большинстве случаев это утверждение ошибочно. Увидеть это помогает теория мотивационных типов, опубликованная ещё в 2013 году в статье Битяновой М. Р., Лосевой Н. Р.

Смысл её в том, что каждого человека мотивирует что-то своё. Если для одного награда и общественное признание – то, ради чего он готов подняться с кровати и действовать, то другому это неинтересно. А вот хорошая компания – это вдохновляет.

Всего мотивационных типов пять. У человека, как правило, один-два, реже три ведущих, определить которые можно, сделав тест или занимаясь длительным наблюдением за собой.

Вот они:
1. Исследователь – эдакий «сумасшедший учёный», которому интересно всё новое, неизвестное, сам процесс изучения.
2. Проектировщик – практичный, интересуется теми знаниями, которые ему нужны для дела.
3. Активист – с хорошими людьми хоть на край света, активно включается в социальную жизнь и помощь другим.
4. Призёр (карьерист) – интересен статус, видимый и лучший, по сравнению с другими, результат, награды, признание.
5. Испытатель – интересно преодолеть себя, бросить себе вызов, «а смогу ли я», стать лучше в своих глазах.
Изначально авторы предлагают использовать мотивационные типы в проектной деятельности, чтобы школьники могли выбирать те проекты, которые их мотивируют, и доводить их до конца. Но эту теорию можно применять и на своих детях, и на подростках при выборе профессии.

Из недавнего: мама делится, что ребёнок её сидит в телефоне не думает о будущем. При работе с ребёнком выясняется, что он смотрит много познавательных видео, читает всё о пресмыкающихся, в частности о змеях, знает всё о свойствах змеиного яда и переписывается с такими же любителями змей из других городов.
Ребёнок явный исследователь. Он в процессе, ему интересно, он счастлив. А мама, на первый взгляд, проектировщик с примесью призёра. Она не считает полезным увлечение сына, для неё это детский лепет, ей бы хотелось, чтобы он уже взялся за ум и подумал, в какой престижный вуз он будет поступать.

Узнав о мотивационных типах, мама поняла, что статусом в обществе и большими деньгами ребёнка не заинтересуешь. И когда она стала разговаривать с ним о том, где он бы мог углубить свои знания, может быть, сделать какое-то открытие, наблюдая за змеями или изучая их свойства – она увидела, что мотивация-то у него есть. Глаза загорелись, общий язык был найден. И, самое главное, маме не нужно было придумывать какие-то внешние стимуляторы, ребёнок сам стал интересоваться тем, что нравится ему.

Конечно, можно было разрешить ситуацию и без учёта этой типологии, поскольку она, как и любые другие, пытается подравнять человеческую уникальность. Однако с помощью этой теории удобно и наглядно получается объяснять ситуацию родителям, особенно если типажи участников яркие.

Вопрос рождения, появления и поддержания мотивации, вероятно, будет исследоваться и дальше. Классическое «Надо, Федя, надо!» работает всё хуже, а новое поколение в ответ на подобные заявления резонно спрашивает «Зачем?» или «Кому надо?».

Кто знает, может, вскоре нас ждут новые открытия, и родители вместо «Моему ребёнку ничего не интересно» будут обращаться с запросом: «Ему интересно всё! Помогите сделать выбор».
Автор статьи Ульяна Тужилина
Давайте делиться!
Если вам понравилась статья, не забудьте рассказать о ней в соцсетях.
Теги

Похожие материалы